СТРОГИНСКИЕ ВЕСТИ

12 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Лук
    Вот это новость для всей России!!!)))Упавшее дерево на...
  • Андрей Воробьев
    В "Строгине" - уши не режет? В СССР географические названия среднего рода не склонялись!Курьера задержали...
  • ВЛАДИСЛАВ
    На улице 8 Марта в Москве начали строить школу и срубили все деревья, а там был что-то вроде минипарк. Такой хороший...Зачем вырубают де...

Начальник спасательной станции в Строгине собрал коллекцию раритетов

Начальник спасательной станции в Строгине собрал коллекцию раритетов
Наградной серебряный крест жертвователю денег на ОСВОД. Фото Галины Погодиной

Житель Строгина Ярослав Черногоров руководит спасательной станцией в Серебряном Бору. Опытный спасатель также занимается сбором исторических архивов на тему водно-спасательного дела. В его коллекции уже свыше сотни изданий, главным образом дореволюционного периода, фотографии, наградные знаки, членские билеты и многое другое. Об этом рассказала газета “Северо-Запад”. 

– Разливы Москвы-реки имели выраженную сезонность, – объясняет Черногоров. – В весенний паводок вода разливалась по улицам, а летом река мелела настолько, что возле Кремля её переходили вброд. Возникает вопрос: зачем тогда нужна была спасательная станция, если в купальный сезон было так мелко? Но люди тонули и в таких условиях. Причём чаще всего – нетрезвые. Этот факт отражён в архивных документах.

Серебряный бор был людным местом: здесь часто отдыхали дачники. На месте Строгинского затона находилась деревня, а в окрестностях базировались армейские части. Летом народ активно лез в воду, но не везде было ровное песчаное дно: тут яма с зыбучим песком, там наслоения липучего ила, в котором можно увязнуть, здесь бревно с острым краем – поранишься и не заметишь.

И такая картина наблюдалась повсеместно.

В 1872 году вице-адмирал Константин Посьет основал благотворительное Общество спасения на водах (ОСВОД). В сборах средств участвовал и сам Посьет, и царская фамилия, и купцы, и простой люд.

– За крупные суммы единовременных взносов давали почётный знак Общества: за 500 рублей – серебряный крест, за 2000 рублей – золотой крест. В те времена это были огромные деньги. Водно-спасательные станции строились и содержались за счёт этих пожертвований. Например, на строительство нашей станции потратили 3,5 тысячи рублей, – уточняет Черногоров.

В ежегодных альманахах начала прошлого века, которые собрал начальник спасателей, публиковались тематические новости России и зарубежья, отчёты о проведённых инспекциях, случаи спасения. Если сейчас периодически случаются ЧП в бассейнах фитнес-центрах, то и раньше бывало подобное. Вот что написано в одном из собранных Ярославом Черногоровым изданиях:

«23 июня 1905 года в Ялте крестьянка Шабан, находясь в купальне Витмера, надела пробковый пояс и бросилась с лестницы в воду, но не проплыв и двух саженей, начала тонуть и кричать о помощи. Видя это, крестьянка Орловской губернии Елецкого уезда, Богатопловской волости Аграфена Бузова, 16 лет, бросилась одетою в воду, схватила тонувшую за волосы и потащила, но набежавшею волной Бузову захлестнуло и покрыло водой вместе с утопавшей. Бывшая в купальне неизвестная дама успела схватить за платье Бузову, не выпускавшую Степаниды Шабан, и помогла обеим выбраться из воды».

Встречается и экзотика: например, крестьянская девушка въехала в реку на телеге, запряжённой лошадью, чтобы набрать воды в бочку. Лошадь провалилась в яму, вылезла из упряжи и уплыла, а девушка запаниковала, прыгнула в воду, начала тонуть и вдобавок чуть не утопила мужчину, который бросился ей на помощь.

– На карте начала XX века вы не увидите ни Строгинского затона, ни спрямления, ни шлюзов, – показывает начальник станции на старинной карте, вывешенной на стене. – Всё это было построено в 30-60-е годы прошлого столетия.

После революции «спасение утопающих стало делом рук самих утопающих». Население Москвы стремительно росло, не хватало жилья, еды, воды. По инициативе Лазаря Кагановича был реализован план обводнения Москвы-реки, до самой Волги построили канал, систему шлюзов, плотины. В 1937-м году в Москву-реку пошла волжская вода, а плотины сдерживали натиск паводков, стабилизировав уровень и обеспечив судоходство.

– Мне попадалась немецкая аэрофотосъёмка 40-х годов, где сняты наши гидротехнические сооружения, – говорит Ярослав Черногоров, – на ней видно, что на месте Строгинского затона были красивые яблоневые сады и деревня Строгино. Часть этих садов до сих пор можно встретить в районе улицы Исаковского.

Строгинский затон появился так. После войны началась активная разработка Строгинского карьера – добыча песка и гравия для строительных работ. В 60-х годах его объединили со старым руслом и затопили. Максимальная глубина этого водоёма составляет 28 метров, и купаться здесь не совсем безопасно: бултыхаясь на мелководье, можно провалиться на 4 метра – как и в любом карьере, здесь резкие перепады уровня.

Словно понимая, каким важным делом занимается начальник спасателей, судьба посылает ему неожиданные подарки. Несколько лет назад на территории станции бурили грунт, и на глубине 8 метров наткнулись на дно моря Юрского периода. Оказывается, 50-200 млн лет назад на территории Северо-Западного округа плескались волны моря Тетис, плавали плиозавры, плезиозавры и даже мегалодоны – гигантские ископаемые акулы. Из шахты извлекли перламутровые аммониты эпохи расцвета динозавров. Они стали одними из самых эффектных экземпляров, которые пополнили коллекцию начальника спасательной станции.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх